с цветами и конфетамиОпять суббота. Как быстро летит время! Марина быстро собралась, поцеловала в щечку сонного сына и помчалась на работу. Сегодня в кафе отмечает юбилей один почтенный господин. Гостиная должна быть на высшем уровне. А Марина и не умеет иначе. Привыкла делать все наилучшим образом.

Пока ехала в маршрутке, вспомнила своего непутевого Ивана. Это же надо, чтобы на пятом десятке такое выкинуть! Она и так ему все прощала ради сына, но Иван развелся. Как пояснил, решил хоть на старости пожить с любимой женщиной. А она, Марина, тогда кто?

Так, красотой Бог вроде обидел. Но как она угождала своему мужу, чтобы только ему хотелось возвращаться с работы домой. Научилась готовить, хотя до замужества умела разве что картошки пожарить и макарон сварить. В квартире всегда был идеальный порядок. Иван не подозревал, где, что и почем покупала жена. Его задача — приносить деньги, а остальное не интересовало. Когда на работе начались проблемы, решил ехать на заработки. Марина еле уговорила, чтобы Иван не рвался за границу, и он отправился в столицу, там его   студенческий приятель руководил строительной фирмой.

Сначала звонил, передавал деньги. А через несколько месяцев — как гром среди ясного неба — встретил свою старую любовь. Когда приехал домой за вещами, объяснил, что женился на Марине назло своей Кати. Мол, она выскочила замуж за перспективного кандидата, хотя любила и любит до сих пор Ивана.

Марина понимала, что он ее не любил никогда. Но ей так хотелось семьи, семейного уюта, она и согласилась на этот брак. Никогда не противоречила мужу, никогда не требовала лишнего, не капризничала. Все у них было, как у людей: в гости — оба, к родителям — вместе, и чтобы сын рос у отца.

Но не удержала Ивана у себя, не сумела и отпустила с его миром. А сама с головой ушла в работу, чтобы дурные мысли в голову не лезли. Пошла шеф-поваром в кафе. Из кожи лезла, но завоевала авторитет. К ней выстраивалась очередь, чтобы отметить свадьбу, крестины, юбилеи.

Вот и сегодня все должно быть супер-пупер. Быстренько надела белый халат, завязала косынку. Только приступила к работе, как в кухню постучал незнакомый человек.
— Куда поставить спиртное? Я — сын юбиляра, меня зовут Павел.
— Очень приятно, — ответила, хотя мысленно сердилась. Не любила, когда мешают и отвлекают от работы.

Павел оказался настойчивым и внимательным. Поправлял салфетки на столах, сравнивал фужеры, строил стулья. Марину это раздражало сильно.
— Не сердитесь, пожалуйста, просто я хочу, чтобы у моего отца был настоящий праздник. Просто моя жена отказалась ехать на застолье, потому что мы в разводе … — начал Павел.
— Меня это совершенно не интересует, — отрезала Марина.
— Я только хотел сказать, что женский глаз заметил бы больше, но я сам вынужден следить за всеми мелочами, — смутился гость и пошел на улицу.

Марина украдкой поглядывала на Павла. Ей нравилось, как он относится к отцу и к маме, как ведет себя с гостями. Хотя большинство были пенсионерами, он со всеми находил общий язык, танцевал с бабушками. А потом неожиданно пригласил на вальс и Марину.
— Ну, вы же очень старались, поэтому я хочу вас немного развлечь, — будто оправдывался Павел.
«И действительно, сто лет не танцевала. С Иваном разве на собственной свадьбе вальсировали », — подумала Марина и быстренько сняла халат и косынку.
А когда вернулась на кухню, помощница ехидно заметила:
— Ты хоть знаешь, с кем ты только плясала? Это тот самый приятель твоего Ивана, у которого он отбил жену. Ну, надо же, чтобы так карты легли, — хмыкнула коллега.
Марина на несколько секунд остолбенела. Но потом взяла себя и неожиданно ответила:
— А может, это моя судьба?

Домой вернулась после полуночи и сразу легла спать. Утром разбудил звонок в дверь. На пороге стоял Павел с букетом и конфетами.
— Я подумал, что мы вчера не успели попить кофе. Разрешите войти?

Поделитесь с друзьями!
  •  
  •  
  •  
  •  
  •